Альберт Саритов: главное — не попасть в суету

Действующий чемпион России по вольной борьбе в весе до 84 кг Альберт Саритов в интервью корреспонденту KrskPlus.ru рассказал о проблемах в молодости, судейском произволе и решении Бувайсара Сайтиева относительно возвращения на ковёр.




Однажды двукратный чемпион Европы по вольной борьбе Опан Сат во время разговора обронил: «Если бы ты встретился с Альбертом Саритовым — вот вы бы повеселились». Разумеется, столь занимательного парня, да ещё и одного из главных кандидатов на поездку на Олимпийские игры в Лондон, я не имел права упустить. И надо отметить, что ожидания подтвердились, иногда даже очень неприятные и болезненные для себя моменты Альберт преподносил так, что хотелось смеяться.

«Деньги появились — начал гулять»

— Я слышал много хороших слов про Салима Нуцалханова, который тебя в детстве тренировал. Например, Бувайсар Сайтиев поспешил с постройкой школы борьбы в Хасавюрте, чтобы тот начал передавать опыт молодым специалистам. Но, по сути, про Нуцалханова я знаю не много.

— Он находится уже в довольно почтенном возрасте, около 70 лет. Нуцалханов — очень хороший тренер. Как-то на чемпионате Советского Союза пять учеников этого наставника стали победителями. У него своя программа подготовки спортсменов, которая даёт отличные результаты. У Нуцалханова я занимался с 10 до 16 лет. Затем перебрался в Красноярск.

— Почему решил переехать?

— Здесь уже был Бувайсар. И мы думали, что приезжаешь в Красноярск и сразу борцом становишься. Сейчас такая же ситуация. Когда оказываюсь дома, все ребята наперебой кричат: «Забери!» Я говорю им: «Там тоже надо тренироваться. Просто так в борцов не превратитесь».

— Сложно здесь приходилось?

— Конечно, домой хотелось. Всё-таки 16-летний парень... Да и поначалу скучно было. Со временем привык. Когда приехал, снимали для меня квартиру полгода, потом в гостинице «Спорт» — где только не жили. Со мной отец здесь находился. Он вначале приехал, месяц пожил и отправился назад. Затем вновь навестил. Но теперь уже надолго остался, смотрел за мной. Не решился одного оставить.

— В 2006 году ты победил на Голден Гран-При «Иван Ярыгин», следующая победа случилась лишь через пять лет на чемпионате России. Почему?

— В 2005 году я выиграл молодёжное первенство России. На «мире» стал вторым. Потом практически сразу победил на «ярыгинском» и Кубке мира. Я перешёл в весовую категорию до 84 килограммов. Правда, массы немного не хватало. Вскоре отец уехал. Я остался здесь один. Деньги появились, начал гулять... Несерьёзно относился к тренировкам. С возрастом понял, что неправильно себя вёл.
В 2008 году на России занял третье место, этот турнир, по сути, и являлся отбором на Олимпиаду. В 2009-м на чемпионате страны в финале уступил Гадисову, у которого до этого выигрывал несколько раз. В следующем году из-за проблем с поясницей перед Россией тренировался только две недели. Вообще ноль был, ходить даже нормально не мог. В 2011-м я серьёзно занимался, и результат сразу же пришёл, чемпионат страны выиграл.

Приёмы-фантомы


— Твой тренер Владимир Модосян заявил: «После первых успехов в совсем юном возрасте Альберт подхватил звёздную болезнь. Сейчас он излечился, для чего понадобилось четыре года».

— (Смеётся) Нет, такого-то не было. Никакой звёздной болезни. Просто гулял чересчур много, вот и четыре года прогулял... Только когда взрослеешь, понимаешь, что всё это ерунда. Ничего хорошего из подобного образа жизни не случается.

— Настрой к победному чемпионату России отличался от предыдущих турниров?

— Да. Хотя в 2009 году я тоже серьёзно настраивался, но что-то не пошло. Тут я морально готовился бороться только за первое место, долго и упорно тренировался, «базу» набрал. Кстати, очень хорошо себя чувствовал по ходу турнира, практически не устал.

— В первой схватке ты встретился с Анзором Уришевым, представляющим также Красноярск, с которым вы очень хорошо друг друга знаете.

— В основном, все спортсмены имеют полное представление о своих соперниках. На сборах боремся, на различных соревнованиях. Уже знаешь, кто на что способен. Мышцы привыкают к оппоненту, тело чувствует его и моментально реагирует на движения соперника. Тяжело бывает. Так вот, на чемпионате России в случае победы Анзора надо мной его хотели снять с соревнований. Он бы спокойно готовился к «миру». Но ситуация могла развернуться совсем по-другому. Я думаю, если бы Анзор выиграл у меня, получив освобождение и гарантию на поездку на чемпионат мира, а победу на России одержал бы Сослан Кцоев, то в Стамбул с большой долей вероятности отправился бы последний. И Анзор остался бы за бортом...вместе со мной (смеётся).

— Кстати, про Кцоева. Я помню вашу встречу на «ярыгинском» в 2011 году, где ты бросил его каким-то замысловатым приёмом. Что это было?

— Потом мы много времени смотрели в записи бросок и пытались понять, что я сделал. У меня такое случается: выполню в схватке приём, потом не знаю, как он мне в голову пришёл. Пробовал бросок, с которого «улетел» Кцоев, сделать на тренировках — так постоянно только падал на спину. Я, к слову, всё перепутал в этом поединке, думал, что проигрываю. Оказывается, 0:0 было. А я подошёл к нему в высокой стойке, Кцоев меня выкинул за ковёр. Смотрю на табло — пять секунд осталось. Быстро вошёл в захват, и соперник «полетел» нормально. Повезло чуть-чуть, конечно.
В 2009 году на чемпионате России в борьбе за выход в финал я какой-то непонятный приём в поединке против Анзора выполнил. Интересно вышло. Потом меня мучили, мол, скажи, что ты сделал. Я говорю: «Не знаю. В борьбе получилось» (смеётся).

Бувайсар не возвращается

— На чемпионате мире, где ты выиграл бронзовую медаль, исход полуфинальной схватки против азербайджанского борца Шарифа Шарифова решили судьи. Как же так вышло?

— Мы уже однажды боролись с Шарифовым — в финале на турнире в Турции, где тоже судейство внесло свою лепту. Но и я находился в плохой форме, поэтому победу соперника можно как-то объяснить. А здесь прекрасно себя чувствовал. Я только в схватке за выход финал напрягся. Но просто не дали бороться. Второй период я его столько времени держал в опасном положении... Никто из моих тренеров не выкинул челлендж, чтобы оспорить решение: этот эпизод прошёл мимо Дмитрия Георгиевича Миндиашвили, а Владимир Модосян — очень азартный человек, большой фанат борьбы, буквально растворяется в каждом поединке, поэтому и он не среагировал. Схватка «заряженная» была. Азербайджанцы рассчитывали на золотую медаль Хетага Гозюмова в весовой категории до 96 кг. Но он проиграл. А без чемпиона, видимо, оставаться не хотелось — всё-таки они международной федерации борьбы ежегодно выделяют по 6 млн евро, поэтому сделали всё, чтобы им стал Шарифов. Хотя, вероятно, что от поражения Гозюмова это не зависело.



Мне, кстати, один итальянец сказал, что девочку-арбитра, судившую нашу схватку, редко пускают работать на соревнованиях у него на Родине, так как класса нет. Сейчас правила таковы, что не всегда побеждает сильнейший спортсмен. Велика роль судей: стоит немного помочь одному борцу, и результат поединка может быть уже решён. Элемент случайности всегда присутствует, ведь схватка длится всего две минуты, за которые, допустим, ты можешь заступить за ковёр, и балл дадут сопернику. Или часто всё решает жребий. Мне вообще такая борьба не нравится.

— Когда узнал о том, что проигрываешь в этой схватке?

— Я сделал «промокашку» (приём, при котором борец с помощью захвата одновременно шеи и ног пытается «втереть» соперника лопатками в ковёр. — Прим. авт.), после чего встали в стойку, на табло не смотрел. А он за мной бегал, думал, что проигрывает. Я тоже был уверен в своём преимуществе, поэтому защищался. Во втором периоде Шарифов «сдох». На третий был «готов» уже. Один мой земляк борется за Азербайджан — так вот, ему этот Шарифов сказал, что после второго периода ничего не видел. А я пошёл, опустился на колени, отдыхаю и Модосяну говорю: «В третьем периоде сейчас всё решу». Оглядываюсь на ковёр и вижу, как сопернику руку поднимают (смеётся). Я чуть с ума не сошёл. Потом на Владимира Гегамовича начали «наезжать» Мамиашвили, Гусейнов и остальные — мол, почему кубик не выбросил. Там едва до драки не дошло.
Но, может, эта ситуация к лучшему. Хотя, откровенно говоря, такой урок мне не нужен был (смеётся). Хоть «мир» выиграл бы. После этой схватки я вообще не хотел бороться за третье место. В спорте же нечасто предоставляется возможность выиграть чемпионат мира. А в России любое место, кроме первого, не приветствуется. Друзья наседают: «Надо, надо!» Вышел на ковёр и просто стоял, ничего не делал.

— Долго переживал?

— Люди думали, что я умру от горя. Но через неделю женился. Хотя, конечно, очень обидно. Однако я этого не показывал.

— Как относишься к возвращению Бувайсара Сайтиева, который собирается бороться в весовой категории до 84 кг?

— Недавно мы были на сборах, и он сказал, что не вернётся на ковёр. Поначалу хотел. Хотя, может, ещё передумает. На сборах Бувайсар дал мне задание, подготовил программу, чтобы я работал. Указал на ошибки. Обещал, что будет контролировать меня.

— Кто основные соперники в мире?

— Тот же Шарифов, болгарин Ганев — неплохой борец — да много, на самом деле. Если находиться в хорошей форме, то можно обыгрывать их. Хотя будет тяжело, конечно. Главное — на крупнейших соревнованиях не попасть в суету. В противном случае можно «сгореть». Выходишь на ковёр — кайфуешь, борешься. Делаешь всё что можешь. Даже если проиграл, то жизнь на этом не заканчивается. В России некоторые достойно борются, а выехав на чемпионат мира, падают, не успевают им в ноги пройти. Не все психологически готовы к таким важным стартам. Я думаю, это от духа зависит, характера.

Справка

Альберт Рамазанович Саритов родился 8 июля 1985 года в Хасавюрте, Дагестан, по национальности чеченец. Выступает за Красноярский край. Мастер спорта международного класса. Чемпион России (2011), призёр чемпионатов России (бронза — 2008, серебро — 2009), бронзовый призёр чемпионата мира (2011), победитель межконтинентального Кубка ЦСКА (2008), призёр международного турнира Голден Гран-При «Иван Ярыгин» (бронза — 2008, серебро — 2011). Личным тренером является Владимир Гегамович Модосян.

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Карелин Александр Александрович

«Классик» жанра. Интервью Алана Хугаева

Алиев Али Зурканаевич