Славен Сибиряк Карелин


Кто такой Карелин, знают все. Подробности его биографии здесь излишни и даже мешают. В глазах обычных людей Сан Саныч – Самый Главный Борец и, видимо, останется им навсегда. Sportweek приехал к Карелину домой, в Новосибирск, чтобы в его компании посмотреть отборочный чемпионат России по греко-римской борьбе, расспросить об Олимпийских играх в Китае, послушать цитаты из Столыпина и уговорить вернуться в борьбу.
  (фото: PhotoXPress.RU) «Нынешние ребята не верят, что они – уникальные чемпионы».
- Вы сейчас сами как идентифицируете себя в борьбе – наблюдатель, участник, серый кардинал?
- Хм… Наверное, помощник, который в меру сил пытается внести свой вклад в общее дело. Вот сейчас наша олимпийская сборная перед отлетом в Пекин будет готовиться на базе «Кристалл» под Новосибирском. Я, например, могу организовать дополнительное питание. А так скорее всего даже на тренировки не стану ездить. Просто потому что знаю, какое место в пространстве занимаю. Иногда подойти перед схваткой и хлопнуть парня по плечу – просто перенагреть его. Поэтому по возможности я стараюсь дистанцироваться.
- Вам нравится нынешняя сборная России по греко-римской борьбе, которая через два месяца поедет на Олимпиаду?
- Мне – нравится. Я думаю, в каждом из семи весов у нас есть потенциальные олимпийские чемпионы. А что – судя по вашему лицу, вы ожидали другого ответа?
- Мне ваш ответ показался наигранным. Кроме трио олимпийских чемпионов Мишин – Самургашев – Бароев, уже полдесятка лет никто из россиян не может выиграть чемпионат мира. Это статистический факт.
- Проблемы есть. Все они родом из 90-х годов. Я помню, мы ездили на чемпионат мира, и у нас в команде не было даже врача. В начале этого десятилетия мы «доели» юношей советского периода. И от этого пропал дух победителей. Нынешние ребята не верят, что они – лучшие в мире, уникальные чемпионы. Я бы так это сформулировал.
- И как от этого излечиться?
- Это больше ментальная болезнь. Ее надо просто пережить. Последние два десятка лет нам внушали апатичность и анемичность, отсутствие национального самоуважения. Такие умонастроения очень четко транслируются на спортсменов. Не только в борьбе. В борьбе это просто слишком очевидно. Раньше мы были лучшими, а сейчас почему-то перестали ими быть. Нужно просто встрепенуться и понять: мы какими были – такими и остались. Всё при нас. По технике, по количеству уникальных атлетов, по качеству спаррингов вообще не должно быть вопросов. Немного нужно. Поверить в себя. Я сейчас говорю в том числе и про тренеров во главе с Георгием Мурмановичем Когуашвили. У него молодой штаб, которому пока не хватает одного безоговорочного успеха.
«К 2015 году Новосибирск должен стать северной столицей Китая».
- Вы сами в Пекин собираетесь?
- Очень хочу. У меня есть мечта – побывать на церемонии открытия. Да, я трижды присутствовал на них – но только в качестве знаменосца. А я хочу посидеть на трибуне, как простой зритель. И именно в Пекине – зная, как хозяева относятся к этой церемонии, что они там придумывают.
С крупным счетом  (фото: AP Photo/Michel Lipchitz) - Вы, если не ошибаюсь, работаете в межпарламентской комиссии по сотрудничеству с Китаем. Значит, можете рассказать об этой стране как эксперт.
- Могу в меру сил. Например, вы знаете, что в программе Дэн Сяопина написано, что к 2015 году Новосибирск должен стать северной столицей Китая? Правда, давно это было написано, да и Дэн Сяопина с нами уже нет. Но его доктрина работает. Китайцы ведь чем интересны – как люди и как сообщество? Они очень творчески подходят ко всем установкам и догматам. Руководствуясь прежде всего целесообразностью и выгодностью. Выгодностью не в том смысле, что в карман положить, а в самом широком контексте – для государства, для народа. Идя даже подчас на непопулярные меры, но закладывая фундамент под свое будущее.
- Поэтому вы и стараетесь проводить свой ежегодный детско-юношеский «Приз Карелина» в таких местах, как Чита, – показать, что это, так сказать, наша земля?
- Не «так сказать», а именно наша. И я подчеркиваю это не для китайцев, а для наших сограждан. Когда мы проводили в Чите «Приз Карелина», я увидел, что на четырех пусковых спортивных объектах работают только китайцы – от сторожа и земляного рабочего до отдельщика! Это же не говорит о том, что китайцы работают лучше нас, нет. Это говорит о том, что наши просто-напросто не хотят работать. И меня, как сибиряка, это упадничество не устраивает.
- Вы что предлагаете?
- За меня все давно предложил Столыпин. Цитирую близко к оригиналу: «Учитывая роль и местоположение России не только в истории, но и в географии, мы, как транзитный центр между европейским и азиатским миром, должны быть связующим звеном. К нашим установкам и постулатам должны прислушиваться, а не наоборот». Китай – один из главных наших стратегических партнеров. Но партнерство должно быть выгодным и России тоже.
- Тяжело нам будет на Олимпиаде?
- Для китайцев эти Игры – как для нас Олимпиада-80. Это будет попытка максимально использовать спорт для подъема национального самоуважения. Мы можем ответить только одним. Победами и медалями. Но не в пику, а для себя.
«Кабаева и Хоркина – молодые, красивые девушки с естественными реакциями».
- Еще летом прошлого года вы говорили, что у вас нет ни планов, ни желания снова – третий раз подряд – выбираться в Госдуму.
- Правильно, желания не было.
- Однако сейчас, спустя год, вы снова депутат Госдумы. Причем от Ставропольского края, а не от родного Новосибирска. Как произошла эта перемена – в планах, в желании?
- Своими собственными сомнениями я поделился с Сергеем Кужугетовичем Шойгу. А он задал мне вопрос: если ты уйдешь, кто будет показывать, как надо реально работать? Предложил неожиданно проблемный регион – Ставропольский край: ты же знаешь, вместе мы это можем сделать. И все, я не смог отказаться.
- Не ощущаете раздвоения: вы ведь всегда очень жестко позиционировали, что представляете именно Новосибирскую область, а теперь вдруг стали депутатом от Ставропольского края.
- Но я же не переехал. По-прежнему остаюсь сибиряком, живу в Новосибирске; по-прежнему не снимаю с себя ответственности перед своими земляками; по-прежнему готов представлять и представляю свою родную область, когда требуется. Просто так получилось, что вошел в партийный список по Ставропольскому краю. Чуть больше времени придется тратить на переезды – и все.
- Как оцениваете спортивную экспансию в Госдуму? Сейчас вашими соседями в кабинетах на Охотном Ряду стало не меньше 25 бывших спортсменов и спортивных руководителей.
- Я не считаю, что спортсменов во власти сейчас много. Просто раньше нас вообще не было. Нынешнюю ситуацию я считаю очевидным признанием наших заслуг и в первую очередь способностей. Многие ведь до сих пор представляют спортсмена по пресловутой формуле «Сила есть, ума не надо».
- А как тогда вы отнеслись к знаменитым фотографиям, где олимпийские чемпионки Алина Кабаева и Светлана Хоркина во время заседаний в Госдуме увлеченно строят рожицы, показывают «козу» и всячески дурачатся. Это не дискредитирует идею, о которой вы сейчас рассуждали?
- Это была обычная спекуляция на заданную тему, на нее не стоит обращать внимание. Мне жаль, что многие разумные люди на нее попались. Перед журналистами была поставлена определенная задача. Я девочкам сказал, чтобы не переживали и выбросили эту историю из головы. Светлана и Алина – молодые, красивые, яркие девушки с нормальными человеческими реакциями. Они что – должны после избрания в Думу монашеские одеяния на себя надеть? Пусть остаются такими же естественными и раскованными. Главное, что по работе к ним претензий нет.
«Кроме борцовок, трико и сломанных ушей, от моего вида спорта ничего не осталось».
- Время следить за борьбой остается? Насколько глубоко знаете о происходящих в родном виде спорта событиях?
- Знаю и слежу. Здесь задачи не менее важные и срочные, чем в Госдуме. Из неотложных – изменение формата, правил в греко-римской борьбе. Я не готов соглашаться с тем, что увидел на чемпионате мира 2007 года в Баку, с тем, что греко-римская борьба саморазрушается.
- В чем это выражается?
- Вида спорта, в котором я провел всю жизнь, больше нет. Правила, что действуют последнее четырехлетие, полностью выхолостили греко-римскую борьбу. Кроме борцовок, трико и сломанных ушей, из знакомых атрибутов я на ковре больше ничего не заметил. Надо многое менять. Уже создана рабочая группа во главе с моим товарищем по сборной СССР Даулетом Турлыхановым из Казахстана. Я в нее тоже вошел. Предстоит очень многое сделать.
- Зато в новых правилах возросла роль «обратного пояса» – вашего коронного приема.
- Ну, во-первых, я делал «обратный пояс» совершенно не так, как это делают сегодня. Во-вторых, все мои действия в стойке были направлены не только на перевод соперника в партер, но и на то, чтобы в партер он попал уже в состоянии полуфабриката. А сейчас за минуту это невозможно сделать в принципе.
- Я к чему клоню… Ваш коллега в супертяжелом весе – правда, в вольной борьбе – олимпийский чемпион Давид Мусульбес недавно решил вернуться после четырехлетнего перерыва. Уже выиграл чемпионат Европы и пробился на Олимпиаду. А вам слабо?
- Боюсь, что через восемь лет это нереально. Даже если откинуть вопрос мотивации. Я далек от самообмана и прекрасно понимаю, что сейчас я уже не такой ловкий, каким был 15 лет назад. И мой организм просто не выдержит тренировки в том режиме, который  необходим. Я убежден, что в возрасте после 30 очень трудно ловить свое состояние – тем более после отдыха и продолжительного отсутствия соревновательной практики. В таком возрасте нужно бороться как можно чаще и все время находиться в тонусе – чтобы потом не заблудиться в поисках оптимальной формы.
- Однако два года назад вы едва не обыграли в спарринге олимпийского чемпиона Хасана Бароева.
- Вот именно – едва. Хотя, конечно, было по-своему познавательно. Володя Уруймагов, тренер Хасана, так разволновался, что даже секундировать в угол сел (улыбается). Но это же была тренировочная встреча. Все, поезд ушел.
- А если пофантазировать?
- Я не люблю этим заниматься.

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Карелин Александр Александрович

«Классик» жанра. Интервью Алана Хугаева

Алиев Али Зурканаевич