«Классик» жанра. Интервью Алана Хугаева

23-летний москвич Алан Хугаев во взрослом спорте лишь полтора года
На Олимпиаду в Лондон он ехал скорее за опытом, чем за медалью. Но пока именитые товарищи не справлялись с нервами, честолюбивый дебютант покорял всех: и соперников, и судей, и зрителей. Его «золото» стало единственным в копилке российских борцов греко-римского стиля.



До появления Хугаева во взрослой греко-римской борьбе в весовой категории до 84 килограмм был по сути один человек — олимпийский чемпион Афин, многократный чемпион Европы, чемпион мира-2007 Алексей Мишин. Впервые усомниться в непобедимости Мишина Алан позволил себе в январе прошлого года, одолев его в финале Гран-при «Иван Поддубный» в Тюмени. Уже в июне на чемпионате России именитый спортсмен вернул должок, став семикратным победителем национального первенства.
ОЧНАЯ ДУЭЛЬ
Решающая схватка произошла годом позже. Соперники встретились лицом к лицу в финале чемпионата страны в Саранске. На кону стояла не только золотая медаль, но и путевка на Олимпийские игры в Лондон. Молодость и честолюбие взяли верх над опытом и титулами. Хугаев одержал победу в трех периодах.
— О нашем противостоянии с Мишиным слишком много разговоров, — скромничает Алан. — Поверьте, помимо нас с Алексеем, в России много отличных борцов, кто способен бороться за победу в весовой категории до 84 килограмм. В Саранске с ними пришлось непросто. Хотя, конечно, у болельщиков такое соперничество вызывает повышенный интерес.
Чтобы понять, в чем кроется секрет успеха Хугаева, нужно лишь вспомнить прошлогодний чемпионат Европы в Дортмунде. Турнир стал первым выступлением Алана на взрослом уровне. Для любого новичка «серебро» на дебютном старте стало бы триумфом, но только не для него. В финальной схватке Хугаев уступил украинцу Василию Рачибе и был крайне расстроен поражением. На все вопросы журналистов вице-чемпион Европы отвечал просто: пахать нужно больше.
На сентябрьском чемпионате мира в Турции Алан стал пятым, завоевав для страны неименную олимпийскую лицензию в своем «весе». «Лицензия не медаль, ее никому не покажешь», — с трудом выдавливал он из себя.
ТЯЖЕЛАЯ КОСТЬ
— До победы на Олимпиаде вашим главным достижением было «серебро» чемпионата Европы. С каким настроем ехали в Лондон?
— Я не был фаворитом турнира, мало кто рассчитывал на мою победу. Это и сыграло мне на руку. Признаюсь, был бы счастлив медали любого достоинства. Благодаря этому я не отвлекался на лишние разговоры, вокруг меня не было шумихи, просто спокойно готовился.
— Было ощущение, что в финале вы не дали сопернику ни единого шанса. Так ли это?
— Я и сам ожидал более напряженной борьбы. Ведь мне противостоял египтянин Эбрагим Габер, олимпийский чемпион Афин в весовой категории до 96 килограмм. Возможно, большую роль сыграл внутренний настрой. Перед финалом я почти не волновался. Все нервы потратил в первой схватке с белорусом Алимом Селимовым. Она и получилась для меня самой тяжелой.
— Казалось, что Габер заметно тяжелее вас...
— Это всего лишь видимость. За день до схватки мы весили с ним одинаково. Я часто оказываюсь визуально меньше своих оппонентов: все в дело в том, что у меня тяжелые кости. В прошлом году на чемпионате мира в Турции был и вовсе забавный случай. Я пришел на взвешивание, а мне говорят, мол, парень, ты не туда попал, твоя весовая категория до 74 килограмм только завтра. То есть «сбросили» мне целых десять килограмм.
— В Лондоне у вас было свободное время?
— Да, один день. Мы использовали его по полной программе. Вместе с Хасаном Бароевым сходили на соревнования по плаванию. Попали на эстафеты, наверное, самое захватывающее, что можно увидеть в бассейне. Получили морю эмоций. Почему плавание? Хасан — большой поклонник этого вида спорта. В олимпийской деревне общались со всеми. За время пребывания в Лондоне успел обзавестись хорошими знакомыми в легкой и тяжелой атлетике, прыжках в воду.



ШЕСТОЕ ЧУВСТВО
— Вы ведь настоящий фанат футбола. Знаменитый «Уэмбли» посетить не удалось?
— Очень хотел попасть на один из матчей олимпийского турнира, но, к сожалению, не получилось. После своего выступления болел за друзей-борцов, а потом мы сразу же улетели в Москву. Как и большинство мальчишек, к футболу я неравнодушен с раннего детства. Болею за «Барселону» и «Аланию». Когда бываю в родном Владикавказе, всегда прихожу на матчи.
— На тренировках сборной России по греко-римской и вольной борьбе часто практикуется игра в футбол. На какой позиции действуете?
— Мы с Хасаном — форварды. Чаще всего выступаем за разные команды, так интереснее. Бароев уникален: мало кто из тяжеловесов так классно обращается с мячом. Тренерам, конечно, приходится с нами нелегко. Играем ведь с борцовскими приемчиками, а это уже чревато травмами. Вот и приходится нас тормозить.
— Как так вышло, что ваш отец Анатолий Хугаев — заслуженный тренер по вольной борьбе, вы же предпочли «классику»?
— Многие удивляются. Дело в том, что близкий друг нашей семьи Владимир Уруймагов — заслуженный тренер по греко-римской борьбе и личный наставник Бароева. Когда мне стукнуло девять лет, Владимир Борисович взял меня в охапку и отвел в зал для «классиков». Отец не стал сопротивляться, положился на интуицию друга. В вольной борьбе я не провел ни дня, хотя очень люблю ее смотреть. Папа никогда не вмешивался в мою подготовку. Сегодня он мой самый ярый болельщик. Всегда поддерживает и никогда не критикует.
— Успели привыкнуть к новому статусу?
— Пока нет. А вот подаренная президентом машина уже стала родной. Гонщиком себя не назову, но по настроению могу как следует втопить газу. Хотя скорость люблю только, когда сам сижу за рулем: на пассажирском месте слишком страшно. Стыдно признаться, но очень боюсь высоты. Летать на самолетах для меня — настоящая пытка.
— Как собираетесь восстанавливать силы после тяжелого сезона?
— С семьей и друзьями поедем в Турцию на две-три недели, погреть косточки, понежиться на пляже. В ближайшие полтора-два месяца устрою себе отдых от физических нагрузок. Потом постепенно начну бегать, качаться — и снова за работу. Впереди — новый олимпийский цикл.

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Карелин Александр Александрович

Алиев Али Зурканаевич